Высокофункциональный аутизм и синдром аспергера

Высокофункциональный аутизм и синдром аспергера thumbnail

Высокофункциональный аутизм и синдром Аспергера являются частью аутистического спектра (спектра аутизма). Основное различие между ними, предположительно, пролегает в области языка: как правило, у людей с синдромом Аспергера в детстве не было задержки развития речи.

checklist

Признаки высокофункционального аутизма и синдрома Аспергера

Гиллберг и Эйлерс (1998) выделяют четыре основные области, в которых до сих пор ведётся полемика о различии в диагностике.

Уровень когнитивного (интеллектуального) функционирования

Взгляд на синдром Аспергера как на аутизм без нарушений обучаемости (в том числе умственной отсталости) с точки зрения диагностики может быть полезен, так как по такому основанию довольно легко выявлять разницу. Но следует учитывать, что Аспергер отмечал возможные необычные обстоятельства, в которых человек с синдромом Аспергера проявляет признаки нарушения обучаемости. В целом признано, что высокофункциональный аутизм не может быть у лиц с IQ ниже 65—70.

Двигательные умения и навыки

В последние годы усилилось мнение о связи синдрома Аспергера и дополнительных трудностей с моторикой. Аспергер был хорошо осведомлён о распространённости проблемы двигательных навыков у группы людей, которых пытался описать. Вполне вероятно, что большинство детей с синдромом Аспергера имеют плохую координацию и трудности с мелкой моторикой. Тем не менее дети с высокофункциональным аутизмом также имеют трудности в этих областях.

Речевое развитие

Данная область, похоже, содержит больше всего противоречий. МКБ-10 и DSM-IV устанавливают для диагностики синдрома Аспергера нормальное речевое развитие. А у детей с высокофункциональным аутизмом может наблюдаться значительная задержка развития речи. Тем не менее в оригинальных записях Аспергера утверждается, что язык и речь являются ключевыми особенностями описываемого им состояния. Часто синдром Аспергера диагностируется у подросшего ребёнка, при этом ни он, ни его родители не могут вспомнить, каким было речевое развитие.

Возраст обнаружения

Человеку на разных стадиях развития могут диагностировать как высокофункциональный аутизм, так и синдром Аспергера. Иногда в раннем детстве ребёнку ставят ВФА, а когда он идёт в школу, заменяют диагноз на синдром Аспергера. Некоторые диагносты считают, что синдром Аспергера нельзя диагностировать до поступления в школу. Это обусловлено тем, что дефицит социальных навыков не очевиден, пока ребёнок не находится много времени в социальном взаимодействии.

Резюмируя:

  • У людей с высокофункциональным аутизмом и у людей с синдромом Аспергера присутствует “триада нарушений”, являющаяся общей для всех людей с аутизмом.
  • Уровень интеллекта в обеих группах, скорее всего, средний или выше среднего.
  • Дебаты о необходимости двух терминов продолжаются.
  • Тем не менее у двух состояний есть отличия: дефицит двигательных навыков и возраст обнаружения.

Хотя постановка диагноза, который ещё предстоит чётко определить, может расстраивать, важно при этом помнить, что проявления двух состояний во многом похожи. Это означает общий подход к терапии, лечению и образованию. В то же время, все люди с аутизмом или с синдромом Аспергера уникальны и имеют собственные особые навыки и способности. И они заслуживают помощи в тех областях, где у них трудности.

Если вам или вашему ребёнку недавно поставили диагноз “высокофункциональный аутизм” или “синдром Аспергера”, то стоит узнать, какие критерии использует диагност.

Источник

Про аутизм ходит много слухов, сплетен и представлений. Особенно забавно слушать обывателей, которые либо никогда не сталкивались с такими детьми, либо сталкивались очень поверхностно: там мнения разнятся от “Это гении и новая формация” до “Умственно отсталый – смирись и плачь“.

На самом деле аутизм многогранен. Да, многие дети с этим расстройством в той или иной форме имеют сопутствующую умственную отсталость. Но кто-то может обладать и нормальным интеллектом, или даже одарённостью. Именно из-за огромного разнообразия способностей аутистов и невозможности чётко подогнать всех под определённый стандарт, разработали обобщающее определение – “расстройства аутистического спектра” (РАС), где слово “спектр” по сути и означает большую вариативность. О некоторых вариантах РАС и пойдёт ниже речь.

Отмечу, что в этой статье я опираюсь на критерии действующей МКБ-10.

1 января 2022 года в силу вступит МКБ-11. В ней такие наименования, как “Синдром Каннера”, “Синдром Аспергера” и прочие будут упразднены. Создатели МКБ-11 предпочли не плодить вагон диагнозов, в которых иногда путаются даже сами врачи, а просто сделали список подтипов РАС с указанием наличия или отсутствия интеллектуальных нарушений, а также способности ребёнка к использованию речи.

Синдром Аспергера

Этот диагноз ставят ребёнку не младше 3, даже скорее 4, лет. Почему? Потому, что долгое время развитие малыша не вызывает вопросов у взрослых.

Дети с с синдромом Аспергера имеют нормальное интеллектуальное и речевое развитие: для установления этого диагноза первые слова должны появиться до 2 лет, а фразы – до 3. Не отстаёт самообслуживание, не пропадает интерес к окружающему миру.

Вместе с тем, однако, после 3 лет наблюдается аутистическая “классика жанра” – значительные проблемы в социальном взаимодействии и стереотипные, ограниченные интересы. Стереотипные интересы тут идут не в значении стимов (потрясти руками, побегать кругами и прочее), а сильная увлечённость чем-либо: бабочками, поездами, цифрами, космическими кораблями и т.д. Часто, но необязательно, встречается физическая неуклюжесть (более характерна для мальчиков).

фото из открытых источников

На первый план, как и со всеми РАС, выходят проблемы с социальным взаимодействием. Такие дети, хоть и хорошо говорят, тяжело заводят друзей. Это может быть как связано с тем, что ребёнок сам не стремится к общению, так и с тем, что он просто не улавливает норм человеческого взаимодействия, а значит ему трудно строить близкие отношения, не ломая дров.

Читайте также:  Синдром де ля шапеля форум

Для успешного общения с другими людьми важно пытаться находить компромиссы, проявлять тактичность и внимание к чужим интересам и действиям, читать “подтекст” мимики и интонаций и самому адекватно их использовать, сопереживать, соблюдать очевидные нормы поведения.

Казалось бы, это вещи, которые человек усваивает сам по себе, по мере взросления. Однако, именно это ахиллесова пята людей с Синдромом Аспергера. Я находила информацию о том, что только пяти процентам взрослых с этим диагнозом удаётся полностью избавится от видимых социальных нарушений (как правило, это те, кто “нашёл себя” в своей области), однако нарушения даже здесь всё равно обнаруживаются при специальном психологическом тестировании.

Многие взрослые с установленным синдромом Аспергера не считают своё состояние болезнью, не видят смысла в том, чтобы лечиться, а воспринимают его неким альтернативным вариантом психического развития.

Высокофункциональный аутизм

Это понятие по МКБ-10 не является диагнозом. Тем не менее, иногда специалисты, осматривающие ребёнка, пишут именно эту формулировку, поэтому я хочу остановиться на этом немного подробнее.

Термин “высокофункциональный аутизм” часто воспринимается так, словно речь об одарённости. На самом деле таковыми считают детей и взрослых, у которых диагностируют РАС, однако при этом не обнаруживают умственную отсталость (коэффициент IQ более 70). То есть, под высокофункциональностью тут подразумевается потенциальная возможность вести полноценную жизнь: выучится, жить и работать, обходясь без посторонней помощи.

Высокофункциональный аутизм иногда объединяют с синдромом Аспергера, что неудивительно – к подростковому возрасту эти два состояния становятся практически неотличимы друг от друга. Тем не менее, до подросткового возраста некоторые отличия есть. В частности:

  • При высокофункциональном аутизме у ребёнка, как правило, отмечается выраженная задержка развития речи;
  • Расстройство и его симптомы заметны до 3 лет;
  • Хуже способности к овладению речью;
  • Ребёнок с этим диагнозом более ловок и в плане крупной, и в плане мелкой моторики;
  • Лучше справляется со зрительно-пространственными задачами (лабиринты, ориентировка лево-право) и заданиями на зрительно-моторную координацию (рисование, прописи);
  • Хуже понимает чувства и эмоции других людей;
  • Может иметь больше интересов и не так зацикливаться.

Атипичный аутизм

Первые два расстройства развития не имеют нарушений интеллекта, а вот отличие атипичного аутизма в том, что при нём ребёнок может иметь как нормальный интеллект, так и умственную отсталость.

Проявления во многом совпадают с аутизмом, но имеются некоторые отличия:

???? Атипичный возраст появления расстройства.

Симптомы РАС появляются после 3 лет. В отличие от синдрома Аспергера, который тоже диагностируют только после 3 лет, есть задержка психического или речевого развития. А иногда и того, и другого;

???? Атипичное отсутствие некоторых важных симптомов.

Расстройство появляется до 3 лет, но для постановки диагноза “Аутизм” не хватает симптомов. Например, у ребенка может сохраняться нормальная коммуникация и социальное взаимодействие, однако могут быть стимы и ограниченные интересы.

Эта форма более характерна, когда у ребёнка есть умственная отсталость, из-за которой он вынужденно “застревает” на устаревших формах поведения и познания и из-за этого, например, крутит колёса, как это мог бы делать нормально развивающийся ребёнок 6-8 месяцев, вместо катания машинки. То есть, атипичный аутизм здесь не столько аутизм, сколько умственная отсталость, которую сопровождают аутичные черты.

Каким здесь будет исход настолько же сложно предсказать, как и при классических формах РАС. Если интеллект не затронут, возможно обучение речевой либо другой приемлемой форме коммуникации, то можно надеяться на то, что ребенок будет выведен на самостоятельный уровень функционирования. Если нет, то прогноз уже не такой радужный.

Спасибо, всем, кто дочитал до конца!

Ставьте лайк и подписывайтесь, чтобы видеть больше интересных материалов в ленте!

Вам могут быть интересны другие статьи по теме:

“Он был обычным ребенком до 1,5 лет” или почему у детей возникает аутизм и другие нарушения развития

Когда аутизм и другие нарушения развития всего лишь фантазия

Генетические болезни, умело маскирующиеся под аутизм, речевые нарушения и ЗПР

Источник

Высокофункциональный аутизм и синдром аспергера

В психиатрическом дискурсе одним из наименее проясненных вопросов является вопрос о различии высокофункционального аутизма и синдрома Аспергера. В DSM-4 — номенклатуре психических расстройств, использовавшейся в США и разрабатываемой Американской психиатрической ассоциацией, синдром Аспрергера характеризовался качественным снижением социального взаимодействия, а также демонстрацией повторяющихся и стереотипных паттернов поведения и интересов, но, в отличие от аутистического расстройства, не обнаруживал снижения интеллекта и существенных нарушений в речевом развитии. Однако с 70-х годов в докладах исследователей, занимающихся вопросами раннего детского аутизма, стали появляться отчёты о широкой вариативности уровня IQ среди аутистов, многие из которых имели нормальный или даже высокий уровень интеллекта по сравнению со среднестатистическими показателями. Для данной категории людей в психиатрических и психолого-педагогических кругах начали широко использовать термин высокофункциональный аутизм [2]. Несмотря на то, что данный термин не является клиническим определением, он широко используется среди специалистов для того, чтобы определить, какое положение занимает данный пациент в континууме расстройств аутистического спектра [3].

Некоторые исследователи под ВФА подразумевают расстройства, характерные для раннего детского аутизма, но не сопровождающиеся интеллектуальным недоразвитием. Другие специалисты указывают на то, что ВФА — форма аутизма без задержки умственного развития, но с отставанием развития речи на ранних стадиях онтогенеза. У людей с ВФА в определенный период времени может диагностироваться ранний детский аутизм, а в другой — синдром Аспергера. В литературе также можно встретить определение синдрома Аспергера через описание его как высокофункционального аутизма [1]. Многочисленные исследования указывают на общие черты данных форм нарушенного развития. Так оба состояния характеризуются различной степени трудностями в коммуникации в сочетании с крайне узким кругом интересов, устойчивостью к переменам и наличием стереотипий в поведении. Также существует предположение, что для аутистического расстройства и синдрома Аспергера характерны сложности в построении «теории другого» (theory of mind), которая, по мнению многих исследователей, является основным когнитивным механизмом, отвечающим за понимание и прогнозирование чувств и поведения других людей [5].

Читайте также:  Синдромы на первом месяце беременности

Исследования, направленные на дифференциацию данных форм искаженного развития, дают противоречивые результаты. Некоторые данные указывают на то, что дети с ВФА и дети с синдромом Аспергера демонстрируют различия в выполнении вербальных и невербальных задач. Так, если у аутистичных детей наблюдались сложности в решении задач, подразумевающих использование вербальных абстракций, а также дефицитарность организующего функционирования, то у детей с синдромом Аспергера данные когнитивные функции были сохранны [3]. Метаанализ, произведенный Chiang H.M. и учитывающий данные 52 исследований, направленных на сравнение показателей общего, вербального и невербального интеллекта у детей с ВФА и синдромом Аспергера, показал, что по всем трем шкалам у второй группы наблюдаются более высокие результаты. К тому же, у лиц с синдромом Аспергера была обнаружена неравномерность профиля, заключающаяся в разнице между показателями вербальной и невербальной шкалы. Однако результаты различных исследований были достаточно гетерогенны, в некоторых из них не было обнаружено различий на уровне статистической значимости, что позволяет предполагать наличие подгрупп в обеих выборках лиц с ВФА и синдромом Аспергера, которые могут отличаться между собой по вышеназванным критериям и, в результате, сближаться по клиническим проявлениям с другой нозологической формой [2]. В нейропсихологических исследованиях была отмечена разница в объеме серого вещества у испытуемых с ВФА и синдромом Аспергера, что может быть положено в основу официального разделения данных форм нарушенного развития. Если говорить об эмоциональной сфере, то в данной области проведено довольно мало исследований. Так в исследовании Montgomery C.B., направленном на изучение функционирования «теории другого» у испытуемых с ВФА и синдромом Аспергера, было показано, что существенной разницы в уровне самооценки в вопросе способности к сопереживанию между двумя диагностическими категориями не наблюдается, однако, испытуемые с синдромом Аспергера лучше способны дифференцировать сложные эмоции по выражению глаз других людей.

В DSM-5 такие диагнозы, как синдром Аспергера и аутистическое расстройство, были исключены из классификации и заменены более широким понятием расстройств аутистического спектра, который охватывает разные формы искаженного развития [4]. Эксперты, разрабатывавшие МКБ-11, также не стали обозначать синдром Аспергера как отдельную нозологическую единицу, но выделили в спектре аутистических расстройств различные степени нарушений развития, при этом основными критериями для подобного деления являются уровень интеллекта и сохранность речевых функций [6].

На данный момент наиболее вероятным выглядит предположение, что синдром Аспергера и ВФА представляют собой разные промежутки одного континуума — это подтвержается, в частности, тем, что в раннем детстве ребенок может выглядеть как аутист классического каннеровского типа, однако в подростковом возрасте больше подходить под критерии Аспергера [7]. Многочисленные исследования, указывающие на статистически значимые различия в когнитивном, нейробиологическом и поведенческом функционировании между данными группами, оставляют актуальным вопрос о том, насколько правомерно объединять данные формы нарушенного развития в единую категорию.

Источники:

  1. Пашковский В. Э. Высокофункциональный аутизм //Обозрение психиатрии и медицинской психологии. – 2013. – Т. 1. – С. 16-21.
  2. Chiang H. M. et al. A meta-analysis of differences in IQ profiles between individuals with Asperger’s disorder and high-functioning autism //Journal of autism and developmental disorders. – 2014. – Т. 44. – №. 7. – С. 1577-1596.
  3. Богдашина О. Аутизм: определение и диагностика //Донецк: Лебедь. – 1999. – Т. 112.
  4. Montgomery C. B. et al. Do adults with high functioning autism or Asperger Syndrome differ in empathy and emotion recognition? //Journal of autism and developmental disorders. – 2016. – Т. 46. – №. 6. – С. 1931-1940.
  5. Baron-Cohen, S., Bowen, D. C., Holt, R. J., Allison, C., Auyeung, B., Lombardo, M. V., et al. (2015). The ‘‘Reading the Mind in the Eyes’’ test: Complete absence of typical sex difference in *400 men and women with autism. PLoS ONE, 10(8)
  6. Электронный ресурс: https://icd.who.int/
  7. Happé F. Autism: An introduction to psychological theory. – Psychology Press, 2005.

Источник

Высокофункциональный аутизм

Высокофункциона́льный аути́зм (англ. high-functioning autism, сокращённо HFA) — общее нарушение психического развития, одна из форм аутизма. Термин относится к людям с аутизмом, чей коэффициент интеллекта (IQ) больше 70, поэтому их когнитивные способности оцениваются как «высокофункциональные»[1]. Характерными чертами высокофункционального аутизма считаются трудности в социальных навыках и некоторая неуклюжесть, а также задержки в речевом развитии, характерные и для некоторых других форм аутизма[2].

В настоящий момент спорным является вопрос о том, существуют ли отличия высокофункционального аутизма от синдрома Аспергера, так что многие врачи и исследователи объединяют эти понятия. Высокофункциональный аутизм не включён в психиатрические классификаторы МКБ-10 и DSM-5[3].

Классификация[править | править код]

Высокофункциональный аутизм относится к расстройствам аутистического спектра, которые представляют собой общие расстройства развития и характеризуются нарушениями в сфере социального взаимодействия, ограниченными интересами и стереотипиями[2]. Высокофункциональный аутизм чаще встречается у мужчин, чем у женщин[1].

Характеристики[править | править код]

Высокофункциональный аутизм является нарушением развития нервной системы, основные симптомы которого схожи с симптомами при синдроме Аспергера[1]. Определяющей характеристикой клиницисты чаще всего называют значительную задержку в развитии речи у больных в возрасте до трёх лет, в то время как диагностические критерии синдрома Аспергера исключают общую задержку речи[4]. Однако существует ряд различий между высокофункциональным аутизмом и синдромом Аспергера, в числе которых следующие[5][4][6]:

Читайте также:  Купирование болевого синдрома при обострении панкреатита

  • У людей с высокофункциональным аутизмом выше показатель коэффициента интеллекта (IQ);
  • У лиц с синдромом Аспергера (в отличие от высокофункционального аутизма) наблюдается отставание в мелкой моторике;
  • По сравнению с высокофункциональным аутизмом, синдром Аспергера характеризуется значительным дефицитом в невербальных способностях, например, в решении зрительно-пространственных задач и при зрительно-моторной координации;
  • Люди с высокофункциональным аутизмом имеют не такие высокие вербальные способности, как люди с синдром Аспергера;
  • Согласно некоторым исследованиям, синдром Аспергера, в отличие от высокофункционального аутизма, характеризуется нарушением невербального обучения, однако существуют противоречащие данные;
  • Лица с высокофункциональным аутизмом обычно имеют более широкий круг интересов;
  • При высокофункциональном аутизме люди меньше способны к эмпатии;

Лица с расстройствами аутистического спектра, в том числе с высокофункциональным аутизмом, часто подвержены повышенной тревожности[7].
Встречаются также и другие расстройства, часто сопутствующие высокофункциональному аутизму, например, депрессия, биполярное расстройство и обсессивно-компульсивное расстройство[8].

Причины[править | править код]

Хотя в настоящий момент довольно мало известно о причинах аутизма, недавние исследования выявили структурные аномалии в определённых областях головного мозга. Части мозга, которые задействуются при социальном взаимодействии, включают миндалевидное тело, верхнюю височную борозду и орбитофронтальную кору. Другие аномалии наблюдались в хвостатом ядре, а также в значительном увеличении количества коркового серого вещества и атипичных связях между различными частями мозга[9].

Существует ошибочное мнение, что некоторые вакцины, например, против кори и паротита, могут вызвать аутизм. Это предубеждение было основано на исследовании, опубликованном Эндрю Уэйкфилдом, результаты которого были позднее признаны сфальсифицированными, однако некоторые родители все же отказались от вакцинации детей. В настоящее время отсутствуют научные доказательства связи аутизма с вакцинацией детей[10].

Диагностика[править | править код]

Диагноз высокофункционального аутизма обычно ставится детям в возрасте до трёх лет, то есть раньше, чем синдром Аспергера. В то время как не существует единого общепринятого стандарта диагностики мера для высокофункционального аутизма, одной из наиболее часто используемых методик для раннего обнаружения заболевания является специальный тест на способность к социальной коммуникации. Если результаты теста показывают, что у человека вероятно наличие расстройства аутистического спектра, дальнейшая комплексная оценка может привести к диагностике высокофункционального аутизма[11]. Некоторые характеристики, например, отсутствие зрительного контакта, так же используются для выявления аутизма.

Лечение[править | править код]

В настоящее время лечение высокофункционального аутизма заключается лишь в устранении отдельных симптомов расстройства. Например, для избавления от тревожности, которая часто сопутствует высокофункциональному аутизму, основным методом лечения является когнитивно-поведенческая терапия. Хотя это метод показан для лечения повышенной тревожности, он не избавляет от остальных симптомов высокофункционального аутизма. Используется так же вид когнитивно-поведенческой терапии, подразумевающий непосредственное участие родителей и учителей, действующих в роли социальных тренеров — этот метод считается более эффективным[7].

Существуют также особые методики, направленные на развитие навыков самообслуживания и самоуправления для повышения уровня независимости людей с высокофункциональным аутизмом. Улучшение навыков самоконтроля позволяет человеку быть более самостоятельным вместо того, чтобы всё время полагаться на внешний источник (родителя, учителя) для наблюдения или контроля.

В культуре[править | править код]

В фильме режиссёра Гэвина О’Коннора «Расплата» главный герой по имени Кристиан Вульфф (в исполнении Бена Аффлека) страдает высокофункциональным аутизмом.

См. также[править | править код]

  • Расстройство аутистического спектра
  • Детский аутизм
  • Синдром Аспергера
  • Синдром саванта

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 Богдашина О. Аутизм: определение и диагностика. — Донецк: «Лебедь», 1999.
  2. 1 2 Gilberg I. Autism in immigrants: a population-based study from Swedish rural and urban areas (англ.) // Journal of Intellectual Disability Research : journal. — 1996. — Vol. 40, no. 1. — P. 24—31. — ISSN 09642633. — doi:10.1111/j.1365-2788.1996.tb00599.x.
  3. Tsai, Luke Y. Asperger’s Disorder will be Back (англ.) // Journal of Autism and Developmental Disorders (англ.)русск.. — 2013. — Vol. 43, no. 12. — P. 2914—2942. — ISSN 0162-3257. — doi:10.1007/s10803-013-1839-2.
  4. 1 2 Laura Arnstein Carpenter, Latha Soorya, Danielle Halpern, PsyD. Asperger’s Syndrome and High-Functioning Autism (неопр.) // Pediatric Annals. — 2009. — Т. 38, № 1. — С. 30—5. — doi:10.3928/00904481-20090101-01.
  5. Mazefsky, C. A., Oswald, D. P. Emotion Perception in Asperger’s Syndrome and High-functioning Autism: The Importance of Diagnostic Criteria and Cue Intensity (англ.) // Journal of Autism and Developmental Disorders (англ.)русск. : journal. — 2006. — Vol. 37, no. 6. — P. 1086—1095. — doi:10.1007/s10803-006-0251-6. — PMID 17180461.
  6. Rinehart, N.J, Bradshaw, J.L., Brereton, A.V., Tonge, B.J. Lateralization in individuals with high-functioning autism and Asperger’s disorder: A frontostriatal model (англ.) // Journal of Autism and Developmental Disorders (англ.)русск. : journal. — 2002. — Vol. 32, no. 4. — P. 321—331. — doi:10.1023/A:1016387020095. — PMID 12199137.
  7. 1 2 Reaven, J. The treatment of anxiety symptoms in youth with high-functioning autism spectrum disorders: Developmental considerations for parents (англ.) // Brain Research (англ.)русск. : journal. — 2011. — Vol. 1380. — P. 255—263. — doi:10.1016/j.brainres.2010.09.075. — PMID 20875799.
  8. Mazzone, L., Ruta, L., Reale, L. Psychiatric comorbidities in Asperger syndrome and High-functioning autism: Diagnostic challenges (англ.) // Annals of General Psychiatry : journal. — 2012. — Vol. 11, no. 1. — P. 16. — doi:10.1186/1744-859X-11-16. — PMID 22731684.
  9. Spencer, M., Stanfield, A., Johnstone, E. Brain imaging and the neuroanatomical correlates of autism // Researching the Autism Spectrum (неопр.). — 2011. — С. 112—55. — ISBN 978-0-511-97391-8. — doi:10.1017/CBO9780511973918.006.
  10. Rutter M. Incidence of autism spectrum disorders: changes over time and their meaning. (англ.) // Acta paediatrica (Oslo, Norway : 1992). — 2005. — Vol. 94, no. 1. — P. 2—15. — PMID 15858952.
  11. Klin, A. Autismo e síndrome de Asperger: Uma visão geral (неопр.) // Revista Brasileira de Psiquiatria (англ.)русск.. — 2006. — Т. 28. — С. S3—11. — doi:10.1590/S1516-44462006000500002. — PMID 16791390. (порт.)

Источник